Ольга Мареичева, безыдейный имперец (mareicheva) wrote,
Ольга Мареичева, безыдейный имперец
mareicheva

Category:

Что такое преступная халатность, и как ее поощрять

Пароход уткнулся в берег,
Капитан кричит "вперед!".
Как такому [капитану]
Доверяют пароход?
(народное творчество)

Поскольку в не столь отдаленных от меня окрестностях ЖЖ опять возникли споры о Ефремове, муж решил перечитать забытую со школьных лет "Туманность Андромеды". Ну и я взялась - за компанию. Хотя года три тому назад проштудировала сего классика от и до. Но вдруг я что-то упустила?
Упустила, каюсь. В 2005 году я почти не уделяла внимания совершенно восхитительной безалаберности людей будущего. Отметила только что катастрофы там - основной двигатель сюжета, и что экспедицию "Темного пламени" готовили уж очень своеобразные люди, не подумавшие, что землянам, возможно, придется защищаться.
С первых же страниц песенка, которуя я поставила эпиграфом к этому посту, меня просто преследовала.
Прошу заметить - люди там совершенны, не нам чета, общество служит на благо человека и вообще, человеческая радость - главное мерило всего. А теперь посмотрим, как ведут себя люди будущего в критических ситуациях.
И увидим мы, что по ним трибунал плачет. Впрочем, трибуналов там нет, о правосудии поговорим отдельно, а злостное разгвоздяйство - не просто привычное, а действительно правильное поведение.
Начнем с Тантры.  Астронавигатор допустил ошибку и команда здорово вляпалась. Не будем уподобляться несимпатичному персонажу Пуру Хиссу. Его уже шпыняли, да и уши у него некрасивые. Послушаем лучше начальника экспедиции.

- А в этом случае, - Hoop небрежно повертел рукоятками счётной машины, - как видите, вероятность ошибки здесь тридцать процентов. Если добавить к этому неизбежную депрессию конца дежурства и ещё потрясение от раскачки звездолёта, я не сомневаюсь, что вы, Пур Хисс, сделали бы ту же ошибку.

А счетные машины там существуют только для того, чтоб показать какова вероятность ошибки? Ну действительно, люди утомляются. Так должны же быть какие-то приборы, роботы...
Да и в случае тридцатипроцентной вероятности ошибки думать нужно было не об облаке, а о звезде. Даже не  думать, а выполнять пункт инструкции: бойся железных звезд. Но такой инструкции, похоже, не существует.
Эрг Ноор еще не закончил:

 Мне пришлось видеть такое же чудовище в тридцать шестой звёздной Я виноват  надеясь сам вести звездолёт в неизученном районе, я не предусмотрел всего, ограничившись простой инструкцией.

Ну, хоть начальник себя раздолбаем признал. Замечательная у них организация! Начальник молчит как рыба о том, что экспедиция не заканчивается на планете с траурным и маками. Он же не считает нужным выдать подробные инструкции дежурным, надеясь, что в неизученном районе поведет корабль сам. Как в том анекдоте - создают себе трудности, чтоб успешно их преодолевать. Неудивительно, что в первой же главе гибнет один звездолет  и  говорится о другом погибшем. Впрочем, раньше бывало и хуже:

Начальник экспедиции вспомнил страшные рассказы  полулегенды-полубыли  о старых звездолётах, по разным причинам попадавших на громадные планеты. Тогда корабли с малыми скоростями, со слабым горючим часто гибли. Рёв моторов и судорожное содрогание корабля, который, будучи не в силах вырваться, как бы прилипал к поверхности планеты. Звездолёт оставался целым, но хрустели ломавшиеся кости людей -  неописуемый ужас, переданный в отрывочных воплях последних прощальных сообщений.

Скажите пожалуйста, а зачем они вообще куда-то перли на корабле с малой скоростью и слабым горючим? Колонии Земле пока не нужны. Перевозить на корабле полезные ресурсы - за морем телушка полушка, да перевоз рубль. Много ли они перевезут? Ради Познания - разве что. Ради этого мифического Познания они гробят людей. Да и ресурсов все эти экспедиции отжирают немало. Забавный парадокс - развитие третьей сигнальной системы нарочно тормозится, люди не готовы. А то, что они и в дальний космос не готовы лететь, поскольку не научились строить достаточно надежную технику, в голову никому не приходит. И вы мне будете говорить, что это гуманное общество, в котором счастье человека - главный критерий?
Вернемся к Тантре, они тем временем садятся на планету.

К пятнадцатому обороту звездолёта подготовили станцию-бомбу с мощным телепередатчиком. Однако вторая физическая станция, сброшенная в тень, когда планета повернулась на сто двадцать градусов, исчезла, не подав сигналов.
- Угодила в океан,  закусив губу от досады, констатировала геолог Бина Лёд.
- Придётся прощупать главным локатором, прежде чем сбрасывать робот-телевизор! У нас их только два!


А сначала прощупать локатором, а потом станцию кидать ,было нельзя?

Кстати, о посадке. Прошу понять меня правильно, мы, конечно, уже избалованы более поздней фантастикой. Тем не менее, до спасательных ракет Ефремов додумался. Ну что было сделать еще один шаг и придумать челноки, благодаря которым не надо было бы сажать весь корабль целиком, рискуя всей командой и Тантрой? В "Часе Быка" так и делают. Но это мелочи. Итак, они сели.
Понятно желание забрать материалы с Паруса. Непонятно, почему это делается практически вручную. Из всей техники упомянуты только две тележки. Человекоподобный робот на корабле есть, но вспоминают о нем только  собираясь на спиральный звездолет.
Это, напоминаю, исследовательский корабль. Планировалось продолжение экспедиции.  Люди могли попасть и в более тяжелые условия, по словам Эрга Ноора планета не так уж плоха. Почему не предусмотрена механизация их труда? Защита тоже на невысоком уровне, оружие они мастерят на ходу. На погибшем Парусе тоже нет ни должной механизации, ни средств защиты.
Ко времени путешествия к звездолету они уже успели столкнуться с медузоподобной дрянью и понять, насколько она опасна. Биолог уже инвалидом стал. Тем не менее, скафандры высшей защиты надевают только двое, остальные обходятся легкими, биологическими. "Подмести" долину из пушки они догадываются только после того, как Низа парализована. От робота толку мало, Низе проще собой начальника прикрыть. Кстати, почему-то никому в голову не приходит, что напасть могут и сверзу - а вдруг там летающие твари водятся? При вскрытии звездолета люди уцелели только чудом.
Но Эрг Ноор, по меркам того мира, действительно хороший руководитель экспедиции. Он хотя бы оградить место работ решил. И не пристыдил за трусость несимпатичного Пура Хисса, когда тот сказал, что охранять надо весь путь между кораблями. Команда Паруса, похоже, не приняла даже таких мер. У них и дверь нараспашку. 
Тантре повезло. Несмотря на все геройства, они все же летят домой. Посмотрим теперь, как живут дома.

Едва Дар Ветер открыл коробку прибора, как ему стало ясно, что с ремонтом ничего не получится  слишком долго придётся вникать в суть сложнейшей электроники. С лёгким вздохом досады он выпрямил уставшую спину и покосился на куст, под которым доверчиво прикорнула Веда Конг. Жаркая степь, насколько хватает глаз, была совершенно безлюдна. Две большие хищные птицы медленно кружили над колеблющимся голубоватым маревом
Послушная машина стала мёртвым диском, беспомощно улёгшимся на сухой земле. Странное чувство одиночества и оторванности от всего мира подступило к Дар Ветру.
И в то же время он ничего не боялся. Пусть наступит ночь, тогда видимость невооружённого глаза станет более дальней; они обязательно увидят какие-нибудь огни и пойдут к ним. Они полетели налегке, не захватив ни радиотелефона, ни фонарей, ни еды.

Прелесть, правда? Взрослые люди, вроде бы не безмозглые. Отправляются парить над степью на хреновине, которая если уж падает, то падает - одна надежда на амортизаторы. Починить машину в полевых условиях возможности нет. На таком можно в парке кататься, но никак не в дикой степи. При этом они не берут с собой ни еды,ни воды, ни чего-то, что позволило бы вызвать помощь. А если бы Веда ноги переломала, а не отделалась разорванным платьем? А если кровотечение? И дикие звери там водятся.
Но в мире Туманности Андромеды это никого не удивляет. У палеонтологической экспедиции тоже нет достаточно мощного передатчика. Связь вообще дело непростое.

С тех пор как наши предки поняли вред радиоизлучений и ввели строгий режим, направленные лучевые передачи стали требовать значительно более сложных устройств, особенно для дальних переговоров. Кроме того, сильно сократилось число станций.

И за все эти века люди будущего так и не додумались до какого-то более безопасного способа связи? Не будем говорить о том, что просвечивать щемлю жесткими излучениями - безопасно, а вот мощный радиопередатчик - это зло. Но то, что для человека будущего связаться с друзьями, или помощь вызвать, будет столь геморройно, меня очень удивляет.
Башня, на которую забрались герои, чтобы позвонить на родину из правления колхоза     тоже своеобразна:

 Только непрекращающееся покачивание напоминало о том, что комната находится на гибельной, при малейшей неосторожности, высоте.

Наблюдение за стадами, похоже, не такое уж безмятежное занятие. Запихнуть на верхотуру наблюдателя - это логично. А вот зачем жилую комнату на опасной высоте устраивать? И почему малейшая неосторожность гибельна? Не гибнут же люди, которые на Эйфелеву башню поднимаются, если, конечно, не устраивают трюк, подобный показанному в "Короне Российской Империи". Почему не обезопасить работников?
После этого приятно удивляет летчик, спросивший, позволяет ли их здоровье путешествовать этим неудобным транспортом. Еще приятнее то, что он задает этот вопрос, придерживаясь инструкции - ну хоть где-то есть толковые правила! А вот  порыв Миико нырнуть без акваланга, чтоб посмотреть еще раз на коня, кажется вполне логичным. И Дар Ветер за ней же увязался - ай, молодец! Ну она хоть прирожденная ныряльщица, а он куда?
В общем, в умении наживать подвиги на пятую точку потомки нас превзошли. Мало того, что техника безопасности в их мире - понятие весьма условное, они еще и живут по принципу "тормоза придумали трусы".  Опасное для себя и окружающих поведение не только не порицается, но вовсю поощряется.  И вершиной раздолбайства со смертельным исходом можно считать опыт Рена Боза.
Тут везение литературным героям изменило и люди действительно погибли. Мир был потрясен, Мвена Маса потребовали к ответу. Отрадно, что хоть кто-то за свои художества дюлей получил, но, позвольте, разве он один виновен?
И здесь мы видим картину мира в полной красе.
Что поразительно, никто ни за что не отвечает! Вот построенная установка. Что-то там уже было, но добровольцы тоже потрудились немало:

За остатками стен из трещинноватого диорита  развалинами монастыря, с изумительной дерзостью построенного на этой высоте, возвышалась стальная трубчатая башня, поддерживавшая две ажурные дуги. На них, открытая в небо наклонной параболой, сверкала огромная спираль бериллиевой бронзы, усеянная блестящими белыми точками рениевых контактов. Вплотную к первой спирали прилегла вторая, обращённая открытой стороной к почве и прикрывавшая восемь больших конусов из зеленоватого боразонового сплава. Сюда шли ответвления подводящих энергию труб шестиметрового сечения. Долину пересекали столбы с направляющими кольцами  временный отвод от магистрали обсерватории, принимавшей во время передачи энергию всех станций планеты. Рен Боз, скребя пальцами в лохматой голове, с удовлетворением разглядывал изменения в прежней установке. Сооружение было собрано силами добровольцев в невероятно короткий срок. Самым трудным оказалось строительство глубоких открытых траншей, вырезанных в неуступчивом камне горы без доставки сюда больших горных машин, но теперь и это миновало. Добровольцы, естественно ожидавшие в награду зрелища великого опыта, отправились подальше от установки и облюбовали для своих палаток пологий склон горы к северу от здания обсерватории.

Вопрос  - откуда они взяли бронзу и прочие материалы для преобразования установки? Там нет миллионеров, способных выложить кругленькую сумму на опыт, в надежде потом приобрести монополию на технологию. Там не умирают богатые дядюшки и не оставляют наследства. Палочек-выручалочек для сумасшедших ученых не существует. При коммунизме ресурсы принадлежат народу и распоряжается им специально уполномоченный Совет. Но к Совету ученые-романтики обратиться не рискнули. Следовательно, материалы для строительства установки они попросту скоммуниздили взяли без разрешения. И не смешите меня предположениями, что в идеальном обществе каждый может брать столько бронзы, сколько ему надо. Так никаких ресурсов не напасешься - у них каждый второй творец, не установку, так статую изготовит. В общем, бардак невообразимый - среди бела дня пропадает немалое количество ценных материалов - и никто ничего не заметил. Учет и планирование у них тоже на высоте, как и техника безопасности. Установка Кора Юлла похоже, брошена без присмотра. Любой может играть в свои игрушки, используя опасную технологию. И  не надо распинаться о высокой дисциплинированности людей будущего и о доверии, которое им оказывает общество. Один из примеров дисциплины мы сейчас разбираем. Прецеденты были и раньше - Бет Лон, прежде чем отправиться в изгнание, тоже кучу народу угробил.

Четыре наблюдателя спутника 57 охотно согласились рискнуть жизнью, лишь бы помочь в опыте, подобного которому на планете давно уже не производилось.

Интересно,  знали эти наблюдатели, что опыт проводится без разрешения Совета? Должны же они были как-то согласовать с ним свои действия. Если знали, то список разгвоздяев, претендующих на премию Дарвина, увеличивается на четыре пункта. Если нет - Рен Боз и Мвен Мас из совсем уж подло подставили. Но и в этом случае удивляет то, что они никому ничего не сказали. Ну должны ж они в какой-нибудь ЦУП сообщить: "к эксперименту готовы". Чтоб дежурный на табуретке подскочил: "Ребята, вы о чем? А ну-ка свяжусь я с Советом".
Нет, любой землянин, находясь на важной и ответственной работе может вот так, слова никому не говоря, рискнуть жизнью. А что, однова живем! Сейчас, господа гусары, шампанского выпьем, свесив ноги в окно. 

Дальше - больше:

 - Надо предупредить резервную Ку-станцию на Антарктиде. Наличной энергии не хватит.
 -  Я сделал это, она готова.
Физик размышлял ещё несколько секунд:
- На Чукотском полуострове и на Лабрадоре построены станции Ф-энергии. Если бы договориться с ними, чтобы включить в момент инверсии поля,  я боюсь за несовершенство аппарата.
- Я сделал это.
Рен Боз просиял и махнул рукой.


То есть, как минимум, еще в трех местах было известно о готовящемся безобразии. Интересно, как Мвен Мас договаривался о том, чтоб ему энергии подкинули?
- Алло, Антарктида? Это Мвен! Нам энергии не хватает. Надо бы и вас задействовать.
- Не вопрос, Мвен! А что, внеочередное сообщение? Оно ж только через 8 дней...
- Потом расскажу. Мы с приятелем прикольную штуку затеяли.
- А, ну потом расскажешь!
Не удивляются и предприятия, у которых забирают энергию. В начале книги рассказано, как это делается. Там даже процент энергии, который будет затрачен, известен сразу. Не, все нормально! надо - значит надо.
Как известно нам, но не совершенным людям будущего, если что-то может пойти наперекосяк, оно обязательно пойдет наперекосяк. И тут оно бабахнуло!
И оказалось, что никто ничего не знал! Виноват только Мвен Мас! К его чести, ему хотя бы стыдно.Ни физик, ни те, кто был причастен к опыту, ни при чем!

 
Физик Рен Боз ещё не оправился от полученных ранений и не вызван нами как свидетель. Ответственности он не подлежит.

Почему не подлежит-то? Опыт вместе ставили. В том, что опыт будет успешным, он Мвена убедил. Но его заранее оправдывают, да и сам он вины не чувствует.

 Физик оправдывал Мвена Маса. Не зная всей сложности вопроса, заведующему внешними станциями оставалось только довериться ему, Рен Бозу, а тот убедил его в обязательном успехе. Но физик не считал и себя виноватым. Ежегодно,  говорил он,  ставятся менее важные опыты, иногда кончающиеся трагически. Наука  борьба за счастье человечества  так же требует жертв, как и всякая другая борьба. Трусам, очень берегущим себя, не даются полнота и радость жизни, а учёным  крупные шаги вперёд

Опять оно - тормоза придумали трусы. Ежегодно ставятся опыты на людях - и это нормально. Ученый не виноват, он вперед смотрит. Вот и Гром Орм подтвердит:

Для Рен Боза я вообще исключаю ответственность. Какой учёный не воспользуется предоставляемыми ему возможностями, особенно если он уверен в успехе?

Вперед, товарищи ученые! Пускайте людей в расход, не жалейте. Бабы еще нарожают, это их обязанность - двоих, не меньше.
После таких высказываний вечные катастрофы перестают удивлять. Они необходимы, как и сильное нервное напряжение, губящее людей и не дающее им прожить обещанные медициной триста лет. Медики могут только запрещать работу. Собственно, а почему бы и не запретить? Почему люди будущего не умеют распределять свои силы и разумно чередовать работу и отдых? почему психологи и медики, о которых столь много говорится, не разработали специальных методик для того, чтоб человек разрешил это противоречие?
Но им это просто неважно. Они не работают, чтоб жить, а живут, чтоб работать. Работа - главный источник наслаждения. Чем труднее, тем лучше. А еще лучше, если работа опасна.
Развитие жизни , когда для того чтоб выжить нужно пожрать другую жизнь, именуется словечком "инферно. Выходом из инферно провозглашается общество, в котором люди только и делают, что кладут свои жизни на алтарь Познания. Это не единственная грань жизни общества по Ефремову, которая мне отвратительна. Мне там многое не нравится. Но этого, как мне кажется, уже достаточно, чтоб расстаться с иллюзией гуманного, доброго и светлого мира, в котором о каждом человеке и в котором мерило всего - счастье людей.
















Tags: Ефремов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 126 comments