Ольга Мареичева, безыдейный имперец (mareicheva) wrote,
Ольга Мареичева, безыдейный имперец
mareicheva

Category:

Дорогая общественность открыла для себя книгу Руты Ванагайте. Спасайся кто может!

Правда, спасайтесь, люди! Потому что общественность - это страшно.
Один из ее представителей расшифровал запись выступления Руты в Белоруссии и пылко провозглашает: видите? Правильно этих националистов ссылали! Ах, если бы все написали о том же, как же подтвердилась бы моя правота!
В комментариях правдолюбца резвятся другие представители общественности, пробивая те днища, которые он не пробил сам.

Другой с неменьшим пылом провозглашает (да, тоже провозглашает! И тоже с броневика) - не верьте! Это голос врага! Антиквариат тащили не только из квартир евреев, но и из квартир ссыльных! Чувак, уймись! Об этом уже все давно написано:

А в один, как обычно говорят, прекрасный день меня позвала в репетиционную наша солистка Алдона Репшите. Я как раз незадолго до этого перевела ей песню Дунаевского, и подумала, что она будет просить что-то подправить - то ли не совпало ударение, то ли буква "у" пришлась на высокую ноту, и ее трудно брать. Но рояль в репетиционной был закрыт, и концертмейстер уже ушел. Оказалось, она меня позвала, чтобы сказать, что больше не может видеть, как я помогаю Рашкаускене, работаю за нее, а ведь она при немцах жила в нашей квартире и носила платья моей мамы. Весь оперный хор - сама она тогда тоже там работала - знал об этом, то есть, что Рашкаускене живет в квартире адвоката Рольникаса и носит вещи его жены...
Я молчала, и Алдона, видно, подумала, что не верю. Стала доказывать. Вишневое платье у моей мамы было?
Я кивнула.
А черное, явно выходное, с серебристой отделкой вокруг воротничка?
Было.
А голубое пальто? А беличья шубка и такая же шапочка к ней?
Тоже были...
Перечислив все, Алдона ушла. Я осталась в репетиционной одна. И... видела маму. В этом вишневом платье. И в черном платье с серебристой отделкой вокруг воротничка. Это платье она сшила к свадьбе тети Песи. Я видела ту, красивую, давнюю маму. В детстве я ее донимала просьбами никогда не быть такой старенькой, как бабушка. И она, смеясь, обещала.


Мама Марии Рольникайте как-то приходила в свою бывшую квартиру. И жилец, который пользовался ее вещами, отказался ей отдать хотя бы вазочку (она надеялась выменять ее на хлеб).

Все это было и обо всем давно говорится. И нечего верещать, что Рута Ванагайте плюет на могилы.

Книжку, разумеется, не читал ни один из правдолюбцев.

Рута Ванагайте еще год назад заявила: это внутреннее дело Литвы. Книгу она написала для внутреннего пользования. А после выступления что сталиниста, что либерала, я прекрасно понимаю, почему она не хочет никаких бесед ни с российским посольством, ни с российской общественностью. Хоть с либеральной, хоть с можемповторительной - разницы, оказывается, не так много. Как там у пелевинского Чапаева было написано на тачанке? Во-во.

Не лезьте.
Tags: Литва, гетто, злое, хорошие в сущности люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments