Ольга Мареичева, безыдейный имперец (mareicheva) wrote,
Ольга Мареичева, безыдейный имперец
mareicheva

Category:

Бедный рыцарь Бонивур

Мне как-то Троцкий приснился. Я ему объясняла, почему революция не взлетела.
- Потому что, товарищ Троцкий, - объясняла я, - вы с календарем напортачили. Ну кто ж революцию осенью делает? Осень - время умирания, а не новой надежды.
Вот с весной хорошо получилось. Ленин родился, природа обновилась. Опять же, он всегда живой, воскресающее божество. Значит, осенью ему умереть надо было. Тогда б все правильно сложилось: умер, весной возродится.
А революцию надо было делать зимой, на Солнцеворот. В новый год с новым строем. А у вас Ленин умер... Нельзя так!
Ну и летом... Летом-то что? Праздник середины лета куда дели?
Слушал Троцкий, вздыхал и кивал.

Мне тут напомнили об одном советском мифе. Удачном, надо сказать. А я вам напомню.

Книжек о революции мы когда-то читали предостаточно."Сердце Бонивура" - не худшая из них.

Вообще-то я предпочитала про индейцев. Ну, или про пиратов. Про космос, в крайнем случае (фантастику я любила не так сильно, как всякие приключения на суше и на море). Но в школе время от времени надо было делать доклады, или писать сочинения, о юных героях революции. Или не очень юных, но о героях. Желательно, не выдуманных.

Книга про героя Виталия и его сердце была толстая, но довольно интересная, с приключениями. Мне, выросшей с другого бока Евразии, Дальний Восток казался достаточно экзотическим. Среди подпольщиков был актер из китайской оперы, среди противников - японские офицеры, что тоже было необычно. И романтики автор отсыпал достаточно: его герою хотелось сочувствовать. В общем, спасибо Дмитрию Нагишкину, он в свое время меня здорово выручил: не будь Бонивура, пришлось бы мне писать про Павку Корчагина, а это было скучнее.

(Сейчас бы я написала, но то сейчас... )

Уже потом я узнала, что все было не совсем так, как в книге. Даже фамилия была другая, то ли Баневур, то ли Банивур. Лев Прыгунов, который играл Бонивура в четырехсерийном фильме, вообще договорился до того, что и не было никакого подпольщика. Будто бы Нагишкин его выдумал, а потом комсомольцы раскрутили. Это не так, Баневур - реальная личность, хотя и обросшая легендами. В Москве он не был, речь Ленина не слушал. Во многих описанных в книге акциях подполья не участвовал. Погиб... вот погиб, скорее всего,  примерно так, как описано. Хотя в некоторых публикациях сказано, что сердце ему не вырезали, просто расстреляли. Кто знает: белые, они, конечно, белые, но при этом отнюдь не пушистые.
Как он попался, тоже по-разному говорят. То ли случайно наткнулся на казачий разъезд, то ли пытался спасти пишущую машинку из штаба, то ли шел на свидание к девушке, а его предатель выдал. Легенд и тут предостаточно, Нагишкину, наверняка, их тоже порассказали. Он остановился на версии с девушкой, что понятно: для книжки история любви куда интереснее, чем спасение пишущей машинки. И тут...

Тут случилось нечто, совершенно неожиданное для книжки про революцию!

Честное слово, в детстве я на этот мотив внимания не обратила. Потом вспомнила, сама себе не поверила. Решила, что неверно помню. На днях полезла проверять - нет, не ошиблась!

Трагедия Бонивура (книжного, не реального) в том, что он изменил Революции! Нет, не предал товарищей, не разочаровался в идеалах. Изменил, как подлец, ходящий налево.

Потому что книжный комсомолец дает клятву не влюбляться до победы.

- Романтик он!- улыбнулась тетя Надя. Мне недавно рассказали, он на парте своей еще в гимназии вырезал скрещенные мечи с надписью: "Революция" и "До последнего дыхания!" Клятву дал: не любить, пока не освобождена родина!..

Взрослые товарищи улыбаются, а зря. С клятвой все серьезно. Хотя соблазнов вокруг предостаточно: девушкам Виталий нравится, да и они хороши. В самом начале он, с компанией товарищей, ловко освобождает одну из белогвардейской тюрьмы. Нина (так зовут спасенную) и до того, похоже, была к нему неравнодушна, а тут уже откровенно делает авансы: "Виталя, ты кого-нибудь любил?". И она ему нравится, что уж тут... но рыцарь Революции стоек и Нина уезжает в партизанский отряд.

Соблазны не прекращаются, появляется новая девушка, Таня. В детстве я за нее "болела". Но Виталий опять устоял.

Алёша залюбовался сестрой и подтолкнул Виталия.

— Ладная у меня сеструха? А, Виталий? Женись, закормит насмерть!

— Алёшка, не хулигань! — нахмурилась Таня.

— Ей-богу, женился бы! — серьёзно сказал Виталий.

— Только курносых не любишь? — спросил Алёша.

Таня вздёрнула голову. Виталий продолжал:

— Зарок дал: пока белые в Приморье — не влюбляться…

Несмотря на все любовные мотивы, книга не о любви, а о классовой борьбе и всяческих диверсиях. В результате всего, что он наборол, Виталий уходит в партизанский отряд, потому что в городе ему оставаться опасно. В отряде - Нина, соблазн нумер один, но тут все обходится: чувства перегорели, они теперь просто товарищи. Казалось бы, опасность миновала, до победы уже недалеко. Но, как бывает в сказках, любое испытание надо проходить трижды.

Третий соблазн зовут Настенькой.

Виталий глядел ей вслед: «Настенька! Какое хорошее имя! — подумал он. — И сама она простая, хорошая».

Все понравилось Виталию в Настеньке. И светлые косы, короной уложенные на голове, и золотые колечки волос, выбившиеся из-под косы, и тёмные брови, чуть сросшиеся на переносице и так выгодно оттенявшие её ясные глаза, и нежное лицо её с милыми веснушками кое-где, и загорелые стройные ноги, удивительно легко ступавшие по земле, и вся фигура её — сильная и лёгкая… Была ли она красивой — Виталий не мог бы ответить на этот вопрос. Она была милой — и это он знал; про таких, как она, говорят в народе: пройдёт, словно солнцем осветит!

…В молодые годы сердце ищет любви, ищет того близкого, который стал бы милее всех. И в этот день, напоённый солнцем, у журчащей речки Виталий принял в своё сердце незнакомую доселе девушку по имени Настенька. Скажет он ей об этом или нет, узнает ли она, что обрела милого? Станет ли близкой, откроет ли она своё сердце для этого черноглазого юноши?..

Взгляд серых глаз, спокойный, ласковый, которым Настенька, прощаясь, одарила Бонивура, остался у него в душе.


Увы, третьего испытания рыцарь Революции не прошел. И Революция мстит ему, со всем пылом античной богини.

До сей поры герою невероятно везло. Это даже старшие товарищи - те самые, которые посмеивались над клятвой,- замечали. Зря смеялись: похоже, именно в этой клятве и был секрет невероятной удачливости. Теперь разгневанная богиня отберет все свои дары. Не сразу, ее месть будет очень изощренной.

Сначала все хорошо. Настенька отвечает Виталию на его чувства. Победа близится. Да и богиня Революция, кажется, по-прежнему благосклонна: Виталия рекомендуют в партию. И вот когда жизнь прекрасна и счастье уже близко, ревнивица наносит удар.

Бонивур лишается своего знаменитого везения. Его ловят. Он, правда, не теряет надежды выкрутиться, выдает себя за другого, на документ с фамилией "Бонивур" глядит удивленно: не знаю такого. И когда уже появляется надежда, что все обойдется, богиня с усмешкой делает новый ход. Изменник погибнет и погубит его именно счастливая соперница:

…Увидев любимую между двумя белоказаками, Виталий похолодел. Щеки его побелели. Настенька же, выйдя из темноты на свет, зажмурилась, ступила два шага и широко открыла глаза. Виталий стоял прямо перед ней, у крыльца. Он поднёс руку к губам, словно предупреждая о чем-то. Горе и отчаяние пронизали Настеньку. Тоскливый крик вырвался из её груди:

— Виталий!

Караев живо обернулся к Настеньке и опять глянул на юношу, и глаза его блеснули догадкой.

Настя увидела, как Виталий горестно качнул головой, и поняла свою ошибку. Колени её подкосились, в глазах потемнело, и, лицом вперёд, ничего не сознавая более, она упала на землю.

Виталий бросился к ней, но его уже схватили. Он рванулся в сторону, его сбили с ног, вывернули руки и мгновенно скрутили верёвкой. И лишь когда уткнулся он лицом в цементную пыль, забившую нос и рот, он понял, что уйти не удастся…


Она, конечно, перепугана, ей лет немного (да там большинству героев не больше двадцати). Но деревенские мальчишки, намного ее младше, только что сообразили, что надо сделать вид "мы дяденьку не знаем". К тому же этой девушке несколько страниц тому назад хватило выдержки на то, чтобы убить раненого ударом ноги в живот (она не джедай, просто он именно в живот был ранен). А сделала она это для того, чтоб он не выдал партизан, в том числе и возлюбленного Виталия.

И тут она его сдает с потрохами! Ну как это...

У нас в компании, с подачи моей мамы, даже внутренний мем был: "Вита-алий!". Это когда автор не знает, каким образом продвинуть сюжет и заставляет кого-то из близких героя (чаще - девушку) совершить идиотский поступок. Но мы были неправы: все логично. Это не Настенька виновата.

Это Революция безжалостно расправилась с клятвопреступником, постаравшись ударить его как можно больнее. Настеньку она тоже не пощадила, хотя один из казаков, которым приказано расстрелять девушку, готов ее отпустить. Но второму, полному отморозку, эта мысль не по душе, а тот кто подобрее не решился ему перечить. Так Настеньку и казнили. Погибла во имя Революции.

Гибнет и Виталий - тяжело и страшно. Сердце, принадлежавшее Революции, вырывают из груди изменника.

И если вы считаете, что я намудрила - перечитайте сами!

А вы говорите - соцреализм! Нет, соцреализм - это мертворожденное детище писательских съездов. Под него иногда маскировался просто реализм, без всякого "соц", тогда получалось годно. А тут вообще реализма с гулькин нос, зато мифология так и прет. Дмитрий Нагишкин в свое время много занимался народными сказками. Даже сборник "Амурские сказки" выпустил. То есть, он прекрасно понимал, как оно работает: три испытания, зарок, который надо исполнять, сакральные предметы (комсомольский билет), священный брак. Сердце, отданное Революции, отдается ей буквально... Я не знаю, нарочно он потянул все это в революционную героику, или оно само так просочилось, но получилось все как надо!

Получился миф. Годный миф о герое, вступившем в брак с богиней и изменившем ей ради земной женщины.
А боги, как было известно еще древним, завистливы. И, как написал еще Анатоль Франс, они жаждут...


А что там на самом деле было - пусть историки разбираются!
Tags: СССР, глупости, книги, о тщете всего сущего, сны
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments